Май 10, 2015

Письмо №98

Из соседней комнаты раздается такой шум и гам, что сразу определить, сколько там человек, не получается. Двое? Трое? Трое плюс собака и кот? Открываю дверь, а это старшая и младшая дочки играют в «догоняшки». Плюшевые звери разбросаны по полу, чашка с чаем перевернулась, а у новогоднего гнома отломан нос. Зато всем ужасно весело и все хохочут до слез. Снимаю пиджак, убираю серьезное выражение с лица и начинаю догонять их обеих.

Еще несколько лет назад мне было некогда подумать, сколько у нас будет детей. Сколько дадут, столько и будет. Может, один. Ну два. Точно не три или больше. Ведь когда детей еще нет, даже один человек кажется такой большой ответственностью, что куда уж больше. Родных сестер или братьев у меня не было, поэтому детство прошло тихим в плане компании. Ловить было некого, поэтому приходилось больше читать. Мне всегда было интересно: как это – когда у тебя брат или сестра, частичка, половинка тебя, которая рядом? В университете я дружил с ребятами – близнецами, и мне всегда нравилось, как они стояли друг за друга горой. Вместе ходили на лекции, вместе отдыхали, вместе занимались спортом, подарки или нагоняй от родителей получали тоже вместе. Это очень сильное ощущение, когда рядом с тобой всегда близкое и родное плечо. Ну хорошо, думал я, по крайней мере, никто не надевает мои кроссовки вместо своих и не мешает заниматься.
Теперь у нас двое детей, и мы хотим еще. Для меня, привыкшего к тихой компании, это очень необычно и интересно, но мне такое чувство определенно нравится. И я начинаю понимать, почему же раньше так много было больших семей и три или четыре ребенка считались нормой. Самое первое ощущение – это счастье от того, что с нашей помощью в мир приходит новая жизнь. И какой бы у нас ни был опыт и какими высокими ни были достижения, мы все становимся равны

перед крошечным младенцем, который ждет от нас защиты и тепла. Потом приходит понимание, что, когда детей несколько, самый важный и ценный опыт они получают, общаясь друг с другом. Разделяя общие игрушки и общих родителей, помогая друг другу и отвечая за младших, они точно имеют гораздо меньше шансов стать эгоистами. Затем наступает момент осознания, что весь опыт и представление о том, как устроен мир, есть кому передать. И когда ты первый раз учишь ребенка чему-то и у него получается – такой поток эмоций ни с чем даже не сравнить. Это просто чистое счастье! Ведь лучше всего понимаешь, что ты умеешь и чего стоишь, тогда, когда ты смог научить этому другого. Наконец, ну кто еще может так просто и непосредственно сказать тебе все, что думает, порадовать первым рисунком или просто крепко-крепко обнять, как не твой ребенок? А еще дети много знают про себя и других детей – например, старшая Мелания уверена, что следующим у нас родится мальчик Петр. Почему именно Петр, она не сообщает, просто знает, что так, и все. И не только детям здорово от того, что они растут в тесной компании, сами родители получают огромную пользу. Становясь более ответственными, думающими и умеющими очень хорошо все планировать и высчитывать. Поэтому дети – это такой способ воспитания взрослых!

В общем, так круто, когда дома шум, гам и отбитый у новогоднего гнома нос. Значит, наши воспитатели разминаются, чтобы потом приняться за нас. И это отлично потому, что у меня как раз припасена для них новая игра. Посмотрим, кто кого!